Житель Сан-Франциско занимается благотворительностью в Украине

Архитектор из Сан-Франциско Люсьен Френсис Реми нашёл свою духовную родину. Именно там, в Украине, он обрёл свой смысл жизни.

Предки Люсьена прибыли в Сан-Франциско с первой волной переселенцев. Это были скромные люди среднего класса. У отца Люсьена – французско-ирландские корни, а у матери сербо-хорватские. Люсьен закончил обычный американский колледж, а потом посвятил себя архитектуре. Сегодня Люсьен Френсис Реми владелец строительной компании LF Remy & Company.

– Люсьен, Вы счастливы в жизни?

– Да. У меня прекрасная работа, я специализируюсь в основном, на реконструкции старых архитектурных наследий. Мои работы востребованы и часто появляются на страницах дизайнерских журналов.

– А люди, кто Вас окружает?

– Всю жизнь я общаюсь с творческими, артистичными и интеллектуальными людьми. Это здорово.

– Вы успешный человек. Почему вдруг возникла идея поехать в Украину?

– Впервые я прилетел в 2009 году. Это был профессиональный интерес к истории Украины. Я давно хотел познакомиться с архитектурой древнего Киева. Этот потрясающий зелёный город меня поразил и вдохновил. Так возникло решение увидеть всю Украину. Удивительными были поездки в Полтаву, Винницу и Крым. Я постоянно знакомился с новыми людьми. Везде. На улицах, в кафе, в поездах. Меня поражали их истории из жизни.

– Наверное Вы полюбили Украину?

– У Украины есть глубокая духовная и магическая энергия. Здесь, в США, я не нашёл ничего подобного. А в Украине я чувствую себя более живым, более здоровым, более активным и более свободным.

– Этому можно найти объяснение?

– Возможно у меня была предыдущая жизнь, может быть даже 1000 лет назад. Я чувствую, что жил именно в Украине. И искренне верю в это. Я наполовину католик, наполовину православный христианин, как моя мама. Тем не менее, мне понятны учения буддизма, которые связывают настоящие реалии с прошлой жизнью человека.

– Волею судьбы Вы оказались в центре событий на Майдане, в разгар Революции Достоинства.

– Всё произошло довольно спонтанно. В 2013 году, в декабре, в очередной раз я прилетел в Киев. И сразу очутился на Майдане. Я планировал проехаться по стране, чтобы увидеть своих друзей в Днепре, в Сумах и Крыму. А потом был план остаться с другом в Киеве и работать над написанием короткой театральной пьесы. Я не вернулся в США, потому что понял, что что-то назревает. Что-то очень серьезное. И у меня возникло желание не только засвидетельствовать сам процесс истории, но и стать её непосредственным участником. Такой случай даётся, наверное, один раз в жизни. И я его не упустил.

– Какие у Вас были ощущения?

– Я никогда не думал, что Революция может преуспеть. Я был обеспокоен тем, что это станет как события на площади Тяньаньмэнь в Китае, когда в июне 1989 года протестующих студентов разогнали с помощью танков, в результате чего погибли сотни людей. Это страшно… Я видел, как начиналась Украинская Революция Достоинства. Чувствовалась огромная нечеловеческая энергия. Люди требовали диалога с властью. Но с той стороны началась стрельба. Я видел пули, я видел кровь. Я это пережил, находясь в гуще событий.

– Где ты жил?

– Я был в Киеве как друг, и жил у знакомых, в нескольких минутах ходьбы от Майдана. Иногда меня просили присмотреть за их маленькими детьми, которые боялись звуков выстрелов и сирен. Мой друг был Защитником, а его жена, как волонтёр, работала на кухне Майдана, делала бутерброды и варила суп. Но мы почти не говорили. Не было времени.

– Люсьен, в 2014-м году, когда уже начались военные события на Востоке Украины, мы с Вами встретились в Киевском военном госпитале. Как Вы там оказались?

– Да. Действительно это интересно. У меня есть традиция. Ежегодно на Рождество я делаю смесь из 12 сортов кофе, собранных по всему миру. Я называю это “Кофе Мира”. Когда я ехал в тот раз в Украину, я купил кофе на 400 долларов. Через знакомую я узнал, что в Госпитале есть много раненых, которым нужна любая поддержка. Я решил, что “Кофе Мира” – это именно то, что нужно. Я приходил каждый день в Госпиталь, общался с бойцами, рассказывал им о Штатах, о Калифорнии, о Сан-Франциско. Я представлял свою страну.

– Люсьен, но я видела, что вы заняты тяжелой физической работой. Кому Вы помогали?

– Я хотел работать в Волонтёрском Центре Госпиталя. И мне это удалось. Я просто помогал физически перемещать вещи, поступающие раненым. Это были огромные коробки с продуктами, водой, одеждой. Это был для меня совсем новый опыт. Но я был счастлив.

– Что запомнилось необычного для Вас?

– Я помню, как в Центр приехала одна женщина и попросила меня помочь принести что-то из своей машины. Когда она открыла багажник, О Боже! Я был шокирован! Она привезла для раненых бойцов больше 10-и литров свежего козьего молока! И для меня это действительно было уникально. Ей не нужны были никакие документы, квитанции или фотографии о приёме её помощи. Она просто привезла свежую питательную пищу. Меня угостили стаканом этого козьего молока. Оно было безумно вкусным! По ценам Калифорнии это стоило бы 100 долларов. А она привезла больше 10 литров!

– Как американцы реагируют на Ваши истории об Украине?

– Теперь моя нация застигнута врасплох. Большинство плохо осведомлены о происходящем. Многие не понимают, как наша судьба связана с Крымом. Российская пропаганда гораздо эффективней, чем люди это осознают. Я не ненавижу Россию как страну, я ненавижу то, что они делают с Украиной. Сложность ситуации в Украине гораздо интереснее для меня, чем наши “маленькие” проблемы здесь, в США. И когда я рассказываю об этом моим согражданам, они признают своё невежество. Люди в США, похоже, очень заинтересованы в исторических процессах, происходящих в Украине.

– Вы хорошо осведомлены в ситуации.

– Я надеюсь помочь изменить восприятие Украины. И помочь изменить восприятие США. Недавно я случайно встретил Роберта Мюллера. Министерство юстиции в мае назначило его специальным прокурором для расследования возможного вмешательства России в предвыборную кампанию 2016 года. Он бывший руководитель ФБР. Я встретил его и его жену, неофициально. У нас был интересный насыщенный разговор. Он хороший человек.

– То есть Вы за правду?

– Да. Я одобряю правду. Пришло время для реальных перемен. Украина этого хочет, и она этого достойна.

– Вам везёт на встречи с известными личностями.

– Украина – уникальная страна. Здесь можно встретить кого-угодно в самых неожиданных местах. Однажды в Киеве, в обычном кафе я познакомился с Игорем Коломойским. Мы долго болтали за чашечкой кофе. Он точно такой же, как его описывают в прессе. Он персонаж!

– Было чему удивиться?

– На самом деле я тогда не очень понимал, кем он был в то время. Позже, я узнал, что он один из самых влиятельных и богатых людей в Украине.

– Вы были в АТО?

– Нет, никогда не был. Но я бы хотел.

– Вы видите своё будущее с Украиной?

– Да, если это было бы возможно. Я бы хотел вести бизнес в сфере мебели, её производства и экспорта на рынки ЕС. Может быть даже на Восток, Юг и Запад. Но мне нужно больше денег, чем у меня есть для этого. Я думаю, это 30-40 тысяч долларов, чтобы начать.

– Люсьен, Вы завидный американский жених. Есть кто-то на примете?

– Да. Она живёт в Минске. Мы встречаемся в Сумах, Чернигове и в Киеве.

– Когда Вы планируете очередную поездку в Украину? Уже десятую.

– Я занят до зимы. Но надеюсь обязательно быть в Киеве в начале декабря этого года. Я надеюсь, что к этому времени война на Востоке Украины наконец-то закончится. Открою тайну. Я хочу зафиксировать тот момент, когда наступит Мир. Ведь Украину я уже считаю своей страной. Пускай второй.

Lana Belska, SFLike.com