6 октября в Сан-Франциско состоялась встреча основателей IT-проектов (преимущественно, русскоязычных) с потенциальными менторами и инвесторами. Авторы самых разных стартапов из России, Украины, Казахстана, Киргизии и других стран в неформальной обстановке смогли поделиться своими идеями и наработками как с американскими бизнесменами, так и друг с другом.

Организатором мероприятия стала компания GVA Capital. Напомним: ее руководитель Павел Черкашин в прошлом году приобрел здание заброшенной церкви Our Lady of Guadalupe в центре Сан-Франциско, которую уже окрестили как «храм хакеров». Именно в этом здании и прошла недавняя IT-вечеринка. По мысли организаторов, знакомство и обмен идеями – это не просто приятное времяпрепровождение, но и возможность приобрести важные контакты и навыки, которые помогут новым проектам выжить в жесткой конкурентной среде.

80% стартапов не выживают

«80% перспективных стартапов не выживают лишь потому, что им не хватает профессиональных знаний», – поясняет бизнес-консультант Андрей Стригин в комментарии нашему сайту. Андрей работает в Силиконовой долине уже 17 лет, и видит свою задачу в том, чтобы помочь начинающим проектам выстоять и развиться до уровня, привлекательного для инвесторов.

80% стартапов не выживают

«Я персонально работаю с основателем стартапа и довожу его проект до такой стадии, когда инвестору будет безопасно вложить в него деньги. Поэтому на первом, отборочном этапе при встрече с автором проекта я сам ставлю себя на место VC (венчурные компании, инвесторы – SFLike), задаю вопросы, указываю на явные ошибки», – объясняет он.

Андрей Стригин признает: в его практике бывали ситуации, когда ему приходилось отсоветовать молодым программистам развивать ту или иную идею, поскольку то, что они предлагали, к тому моменту уже успешно реализовывалось другими людьми.

«Потом они благодарили меня за то, что благодаря вовремя полученной консультации сэкономили пару сотен тысяч долларов и два года труда», – вспоминает он.

Если же стартап привлекает внимание ментора, консультант осуществляет его сопровождение на всем протяжении развития. В этом случае советы и наставничество также классифицируются как «ангельская инвестиция».

Талантливые, но упрямые люди

«К сожалению, бывали случаи, когда мне попадались талантливые, но упрямые люди, с которыми было очень сложно работать из-за их негибкости. Но бывали и очень сбалансированные клиенты. Также у меня был большой совместный с американской компанией проект в области networking и data management, которые потом успешно вышли на австралийский рынок», – рассказывает консультант.

Талантливые, но упрямые люди

По словам Андрея Стригина, сейчас в Силиконовой долине базируется около сотни стартапов, созданных выходцами с постсоветского пространства.

«Среди них есть несколько довольно успешных. Пара уже были куплены крупными компаниями примерно за 50 миллионов долларов», – добавляет он.

Консультант отмечает: в последние годы замечен серьезный приток русскоязычных проектов, которые особо нуждаются в помощи менторов, в том числе из-за слабого уровня английского языка.

Кто не попадает в акселератор

«Ребята со низким уровнем языка просто не смогут попасть ни в какой акселератор или IT-инкубатор. До этого их надо немного «подрастить». Стартапы – это индустрия и профессия, нужно быть готовыми для того, чтобы работать в этой среде», – предупреждает Стригин.

Кто не попадает в акселератор

А вот Алексею Кочеткову из Москвы, похоже, удалось пробиться на амбициозном американском рынке. Его стартап способен генерировать музыку в зависимости от пожеланий пользователя.

«Генеративная музыка – это музыка будущего. Она создается сейчас, в реальном времени, в зависимости от многих факторов и настроек», – уверяет он.

«Здесь используется база данных реальных музыкантов. Существует платформа, на которую музыкант может зайти и создавать свой генеративный поток – так же, как раньше создавали обычную музыку. Особенностью здесь является гибкая адаптация под пользователя. Проще говоря, вы можете ввести свои внутренние параметры: настроение, пожелания и т.д. К тому же программа способна считывать и внешние показатели, включая темп бега, и подбирать то, что идеально подходит вам на данный момент», – рассказывает Алексей.

По его словам, проблема с лицензированием музыки тоже была учтена при разработке системы.

Генеративная музыка – это музыка будущего

«Музыкант сам решает, к какому контенту отнести свою конкретную композицию. Это может быть премиум-контент, бесплатные композиции и т.д. Можно определить свои произведения как коммерческий контент, который не взаимодействует с алкоголем или, допустим, направлен на благотворительную деятельность. Эта музыка уже не попадет в другой канал», – поясняет автор проекта.

При этом Алексей Кочетков признает: похожие технологии, только без генерации, использовались и на прежних музыкальных платформах, разве что, с той разницей, что требовали от пользователя больших познаний в музыке при составлении своих плэй-листов.

«С mp3 возникал еще и вопрос их хранения, для этого требовалось место. Здесь же запрос вводится прямо в Интернет. Словом, мы хотим создать новую музыкальную платформу, новый рынок», – поясняет Алексей.

А вот Марина Вермишан из Харькова привезла в Калифорнию более экзотический проект – LucidCatcher.

«Мы помогаем людям видеть осознанные сны. Часто люди пытаются добиться такого эффекта годами, путем медитаций и долгих практик. Мы предлагаем специальный гаджет, который с помощью микротоков активирует участки головного мозга, благодаря которым человек осознает себя на более высоком уровне. Проще говоря, во сне он понимает, что спит», – поясняет Марина.

Для иллюстрации изобретения Марина ссылается на фантастический фильм «Начало» (Inception), герои которого зашли так далеко, что были способны создавать сны для других людей, погружаться туда и даже воровать чужие идеи из человеческого подсознания. Правда, реальность оказалась не столь впечатляющей, как кино. Марина Вершиман признается: влиять на содержание чужих снов они не могут, и даже осознанность сновидения не гарантирует, что клиент увидит во сне именно то, что хочет.

«Мы можем предложить виртуальный контент, при просмотре которого человек может мотивировать себя на то, чтобы увидеть что-то похожее во сне, но не более того», – говорит она.

Кроме этого, профессиональных врачей для создания прибора авторы проекта не привлекали, хотя исследование на МРТ, по словам Марины, все же провели.

Оно не лечит людей

«По уровню своего воздействия на мозг оно ниже той планки, с которой прибор считается медицинским, соответственно, лицензированию он не подлежит», – поясняет Марина. – «Оно не лечит людей, не изменяет циклов сна».

Оно не лечит людей

Создатели «машины сновидений» признаются: не имея медицинской документации и какого-либо лицензирования, они могут доказать эффективность прибора, только базируясь на отзывах пользователей.

«По крайней мере, если ты понимаешь, что спишь, ты можешь лучше работать с продуктами своего подсознания: вытесненными эмоциями, воспоминаниями и чувствами», – подытоживает Марина.

Ксения Кириллова, SF Like