BxX6ky9amGc

Почему многие россияне, даже проживающие в США, любят Путина и ненавидят Америку? Как российская пропаганда объяснила своим гражданам необходимость аннексии Крыма, и какая тема в российской оппозиционной журналистике является на данный момент наиболее опасной? Эти и другие вопросы портал SF Like задаeт российскому и украинскому журналисту, обозревателю «Радио Свобода» Ксении Кирилловой.

По мнению Ксении, основной проблемой российского общества является не имперская идеология, как это принято считать, а всеобщий конформизм, пользуясь которым, Кремль продвигает самые абсурдные свои идеи.

«Даже оправдывая аннексию Крыма, Путин играл не только на имперских комплексах (хотя и на них тоже), но и на защитной реакции, убедив россиян, что в противном случае в Крыму будут стоять легионы НАТО, которые захватят Черноморский флот и будут готовиться к атаке на Россию. Пропаганда активно использовала фобии, внушая, что внешние враги мечтают уничтожить Россию, и в случае их победы в стране воцарится хаос, анархия, кровавые побоища на улицах, бомбардировки и разруха на примере Сирии и Ливии. Таким образом, Путин выглядит в их глазах не только «собирателем русских земель», но и защитником России от этой угрозы, человеком, который «предотвратил вражескую атаку», – поясняет Ксения Кириллова.

По мнению журналиста, с момента оккупации Крыма и начала войны на Донбассе, изменились и приоритеты российской цензуры. Если раньше самым опасным занятием были антикоррупционные разоблачения, то сейчас власти гораздо острее реагируют на сообщения о военных преступлениях Москвы.

«Дело в том, что любые упоминания о незаконной деятельности России за рубежом бьют лично и напрямую по Путину. Если в случае с локальной коррупцией всегда можно обвинить местного губернатора и сказать, что «виноваты бояре», то очевидно, что ни один российский «заблудившийся десантник» и БУК не появится ни в одной стране мира без приказа Минобороны России, который, в свою очередь, не будет отдан без санкции Верховного главнокомандующего. Что касается коррупционных разоблачений, важно помнить, что Кремль сегодня пытается «подмять» эту тему под себя и использовать компромат для расправ с нелояльными чиновниками. Поэтому разоблачения такого рода чиновников сегодня не так опасны, как это было еще несколько лет назад», – отмечает Кириллова.

Говоря о репрессиях в России, Ксения поведала и историю своего редактора, Александра Щетинина, найденного мертвым в его квартире в Киеве с пулей в голове в конце августа 2016 года. По первым признакам, его смерть выглядит самоубийством, однако киевская полиция уже заявила, что будет расследовать это дело, как убийство, пока не доказано обратное. Помимо обычной журналистской оппозиционной деятельности, Щетинин разоблачал конкретных кремлевских агентов в Украине, имена которых знал по своей прежней работе.

«Не стоит сбрасывать со счетов и то, что в тот же самый день, когда стало известно о смерти Щетинина, на одном из российских пропагандистских сайтов появилась статья, в первой же строке которой говорилось: «Маятник качнулся. И вот уже второй месяц подряд в Украине создаются условия для «ликвидации» российских журналистов, присягнувших неньке».

В следующих абзацах автор прозрачно намекает, что всем российским журналистам, поддержавшим Украину, следует бояться расправы. К слову, мое имя тоже есть в этом списке. Однако о смерти Саши стало известно в воскресенье. Обычно такого рода большие статьи, да еще содержащие явные угрозы, требуют как минимум согласования с редакцией сайтов, которая не имеет привычки работать в выходной; а максимум – согласования конкретных угроз со спецслужбами. Пропагандисты уровня не рядовых троллей, а крупных сайтов, редко позволяют себе произвольно угрожать всем, кому им заблагорассудится. Однако этот материал появился удивительно быстро, словно его авторы находились «на низком старте» еще до гибели Щетинина. Конечно, нельзя исключать и «промежуточные» формы (доведение до самоубийства, подталкивание к этой мысли, усиление давления). Некоторые друзья Александра сообщали мне, что незадолго до смерти с ним пытались возобновить контакт его бывшие коллеги пророссийской ориентации. Словом, к этой смерти возникает очень много вопросов», – поясняет Ксения.

Что же касается идеологической составляющей современной кремлевской пропаганды, по мнению Ксении Кирилловой, в ней крайне трудно выделить какое-то реальное содержание, поскольку конструкции вроде «русского мира» не несут в себе каких-то конкретных смыслов. Журналист уверена: главный постулат новой российской идеологии – это цинизм, который можно определить фразой «нам это выгодно».

– К сожалению, российское большинство не понимает, что именно выгодно для их страны, черпая эту информацию из телевизора. Однако они свято верят, что ради этой мифической «геополитической выгоды» можно лгать, убивать, захватывать чужие территории, можно, к примеру, жить в Америке, пользоваться ее благами и при этом ненавидеть эту страну. Тот факт, что в материальном плане жизнь на Западе привлекательнее, чем в России, совершенно не противоречит их установкам, напротив, лишь усиливает их негатив к США, поскольку осознание того, что «враги» живут лучше, чем они, порождает зависть. Я бы назвала это «идейным цинизмом», когда люди фанатично поддерживают преступления властей, но главным их мотивом становится установка, что это всего лишь «отвечает интересам России», – рассуждает Ксения.

Именно этот конформизм и циничное принятие любой политики власти, по мнению обозревателя «Свободы», приводит к тому, что надеяться на перемены в России пока сложно – даже при том, что в стране не так уж мало искренних, настоящих диссидентов, жертвующих своей свободой и нормальной жизнью ради возможности говорить правду. Однако сломать существующую систему этим людям пока не под силу.

«Исторический шанс России зависит от стечения многих обстоятельств: от того, как и по каким причинам будет рушиться властная вертикаль (скорее всего, это может быть что-то вроде дворцового переворота), и сможет ли кто-то из достойных лидеров воспользоваться этим. Важно и то, как поведут себя такие лидеры, если им удастся прийти к власти. Если каким-то чудом в России удастся добиться настоящих выборов, и на них победит демократический кандидат, способный выстроить работающую систему сдержек и противовесов, и его сменщики не будут отклоняться от этого курса, тогда можно предположить, что через 10-15 лет в стране вырастет новое поколение, привыкшее к свободе. Но пока такие шансы очень малы», – резюмирует журналист.